Барон Мюнхгаузен в жизни и в литературе

В мировой литературе есть немало героев, чьи имена стали для нас олицетворением разных человеческих качеств: Обломов — лени, Плюшкин — скаредности, Сальери — зависти, Атос — благородства, Яго — коварства, Дон Кихот — бескорыстного романтизма. Символом безудержного фантазёрства считается герой книги Рудольфа Эриха Рáспе «Приключения барона Мюнхгаузена».

Барон Мюнхгаузен в жизни и в литературе

В отличие от подавляющего большинства литературных персонажей, выдуманных писателями, Карл Фридрих Иероним барон фон Мюнхгаузен существовал на самом деле. Он родился 11 мая 1720 года в маленьком городке Боденвердере по соседству с Ганновером. До сих пор сохранился дом, где он вырос и провёл последние годы жизни. Сейчас в нём располагается муниципалитет. Рядом есть музей, где собраны вещи и документы, имеющие отношение к реальному барону Мюнхгаузену. А неподалёку от музея установлена скульптура, изображающая одно из похождений барона, красочно описанное им самим: Мюнхгаузен за косицу парика вытаскивает из болота себя и свою лошадь. Надпись на памятнике гласит: «Дар фонда ”Диалог культур — единый мир”». Эта работа московского скульптора А. Ю. Орлова была подарена городу Боденвердеру в 2008 году, а немного раньше, в 2004-м, такой же памятник появился в Москве, рядом со станцией метро «Молодёжная».

Почему же русский скульптор задумал увековечить немецкого барона? Какое отношение Мюнхгаузен имеет к нашей стране? Да самое прямое. Подтверждение тому — первые строки знаменитой книги: «Я выехал из дома в Россию в середине зимы…» Именно с этого момента начинаются его невероятные приключения.

Но каким образом барон из Ганновера оказался так далеко от дома? Обратимся к истории.

Карл Фридрих Иероним барон фон Мюнхгаузен принадлежал к очень древнему саксонскому роду, основателем которого считается рыцарь Хейно — в ХII веке он принимал участие в крестовом походе Фридриха Барбароссы* в Палестину. Почти все его потомки погибли в войнах. В живых остался только один — он не участвовал в сражениях, а жил в монастыре. Монах получил разрешение покинуть обитель, с него-то и началась новая ветвь рода, потомки которой носили фамилию Мюнхгаузен, что означает «Дом монаха». Вот почему на всех гербах, принадлежащих Мюнхгаузенам, изображён монах с посохом и мешочком с книгой.

Всего известно 1300 представителей рода Мюнхгаузенов, около пятидесяти из них — наши современники. Среди потомков монаха было немало выдающихся личностей, например министр ганноверского двора Герлах Адольф фон Мюнхгаузен (1688—1770), основатель Гёттингенского университета, и барон Александр фон Мюнхгаузен (1813—1886) — премьер-министр Ганновера.

Отец Карла Фридриха Иеронима — Отто фон Мюнхгаузен — успешно продвигался по военной службе, как было принято в то время, и дослужился до звания полковника. Он умер очень рано, когда Карлу Фридриху исполнилось всего четыре года. Наш герой, следуя семейной традиции, тоже готовился стать военным. В пятнадцать лет он поступил на службу пажом к владетельному герцогу Фердинанду Альбрехту II Брауншвейг-Вольфенбюттельскому. А через два года Мюнхгаузен отправился в Россию, где стал пажом молодого герцога Антона Ульриха.

В это время императорский трон в России занимала Анна Иоанновна — дочь Ивана V, племянница Петра I. Детей у неё не было, и ей хотелось передать власть кому-то из близких родственников. Императрица решила выдать свою племянницу принцессу Анну Леопольдовну за европейского принца, чтобы дети от этого брака могли унаследовать российский престол. Выбор пал на служившего в России молодого герцога Антона Ульриха, который участвовал в походах против турок. Во время штурма крепости Очаков он оказался в гуще боя, конь под ним был убит, адъютант и двое пажей ранены и вскоре скончались. Надо было найти им замену. Мюнхгаузен не испугался, что его может ожидать такая же участь, какая выпала на долю его предшественников, и вызвался ехать на службу к Ульриху. Так барон получил место в его свите.

В то время, по традиции, заложенной ещё Петром I, в Россию приглашали на работу и на военную службу много иностранцев. Среди них больше всего было представителей Германии. Они честно служили новому отечеству, и многие сделали блестящую карьеру. Как, например, Генрих Иоганн Остерман — выдающийся дипломат, за год выучивший русский язык и полностью обрусевший. Он принял русское имя Андрей Иванович. О силе его влияния можно судить по присвоенному ему прозвищу — Оракул. Или Карл Вильгельм Генрих фон дер Остен-Дризен, на родовом гербе которого были высечены слова: «Для Отечества и за честь — Всё». Или граф Бурхард фон Миних, по проекту которого были возведены Иоанновский и Алексеевский равелины Петропавловской крепости. Бенкендорфы, Палены, Корфы, Ливены, Врангели… Их вклад в историю нашей страны трудно переоценить.

Мюнхгаузен приехал в Россию в 1737 году. Он был молод, полон надежд и уверенности, что судьба сложится удачно. Его стать и весьма привлекательная внешность тоже имели немаловажное значение для продвижения по службе. Карл совсем не походил на того барона, какого мы знаем по иллюстрациям Густава Доре, — худого, забавного старичка с лихо закрученными усами. У настоящего Мюнхгаузена вообще не было усов. Напротив, барон был всегда гладко выбрит и элегантно одет.

Как и задумала Анна Иоанновна, Антон Ульрих женился на Анне Леопольдовне. Молодые ждали наследника и с его появлением могли занять российский трон… Казалось, при данном раскладе для барона было бы самым разумным оставаться на службе у Антона Ульриха. Однако Мюнхгаузен принимает совершенно неожиданное, но, как оказалось впоследствии, спасительное решение — уйти на военную службу. Принц не сразу и неохотно отпустил столь видного пажа из своей свиты.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector